Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Вафельное сердце

Посмотрели с Сашкой "Вафельное сердце" в театре Мейерхольда.
Моноспектакль в исполнении Егора Строкова.

Классный актер! Озорные искрящиеся глаза, огромная эмоциональная палитра.

Небольшие зарисовки о дружбе между мальчиком и девочкой. Забавно, весело, местами трогательно и печально.

Наш первый моноспектакль. Очень удачный.
Рекомендую.

Пы Сы. И книжку рекомендую. Прямо вот очень.
задумчиво, мечтательно

"Инферно" Дэн Браун

Вообще я очень люблю Дэна Брауна. Книги его напичканы философией, историей искусства, описанием мировых художественных шедевров (те, что про Роберта Ленгдона). И все это вплетено в довольно динамичный детективный сюжет.
Однако "Инферно" на мой взгляд не самая лучшая его книга. Такое ощущение, что автор пошел на поводу у Голливуда. Меньше рефлексии, философии, больше экшна, неожиданных поворотов.

Начало книги меня вообще выбешивало тихо)) больше 50 страниц о том, что Ленгдон потерял память, его пытаются убить, кто, зачем и почему - не представляется возможным выяснить. В его видениях горы трупов, страшная "чумная" маска с клювом и женщина, говорящая "ищи и обрящешь".



Слишком длинная вводная, ИМХО.

Ленгдон разгадывает загадки, в основе которых "Божественная комедия" Данте, ну и попутно убегает от преследователей, используя все свои знания. От того, разгадает он загадки или нет, зависит, начнется ли эпидемия "чумы" или ее удастся предотвратить.  Ближе к концу книги все встает с ног на голову, плохие оказываются хорошими и наоборот, верх путается с низом, а "чума" вдруг вроде как и в самом деле спасение, а не биотерроризм сумасшедшего гения... Это так, коротенько. ))

Про Флоренцию читать интересно (основное действие разворачивается там). Поняла я, считай что ничего и не видела, когда была там. Очень жалею, что не попала во дворец Питти, что не заходила внутрь баптистерия, что была во Флоренции всего один день. Про Венецию там немного, но тоже уже пожалела, что не зашла внутрь собора Святого Марка. Очень хочется теперь съездить в Стамбул, посмотреть Софийский собор))
Но все равно, мало, очень мало описаний, символики, все больше исторические справки, как в путеводителе. ((

Так что мое ИМХО: 1 место я отдаю "Ангелам и Демонам", 2 - "Коду Да Винчи", а эта уж пусть будет третьей. Другие книги Брауна несколько в другом ключе написаны, их с этими не справниваю.

Теперь, правда, охота "Божественную Комедию" прочитать. Темная я, так и не осилила ее в ранней юности) Вот интересно, осилю ли в зрелом возрасте?)
упс

Кто насрал?

Это я перефразирую любимую последнее время сашкину фразу "кто ходил?" из "Маши и медведя")))
Частенькао рассматриваем следы.

А тут, понимаешь, вышла книжка - авторы немецкие - не наши: "Маленький крот, который хотел знать, кто наделал ему на голову" Хольцварт, Эрлбрух.

Осталось только мультик снять на эту тему, и тада будем на улице не только следы, но и какашки рассматривать)))


Вот пытаюсь вспомнить, откуда в моей голове знания об ентом деле. А ведь точно знаю, что у коровы лепешки, а козы.. козьи какашки ;) В деревне штоль часто бывала? Нет. Вот хоть убей не помню! Но крысиные от лошадиных отличу))



Там вот в рецензиях многие возмущаются, мол бездари захотели денег заработать, изгадили искусство в прямом и переносном смыслах, мол писать об обыденном и банальном... бла-бла-бла и дальше в том же духе.
А я вот у меня другие претензии. О чем хотите, о том и пишите - только талантливо и красиво. Желательно в стихах, чтоб еще и смешно было)) И картинки рисуйте поинтереснее, подостовернее, а еще, в качестве бонуса, странички пропитайте, как в каталогах обычно, так чтоб потер - и вот тебе аромат. Ну чтоб уж не только по виду, но и по запаху научиться дифференцировать сей продукт жизнедеятельности!!!

(no subject)

Через день мой день рожденья
У меня есть предложенье
Прошу дядю Колю
Прошу дядю Вову
Подружек по школе
По классу второму
Прошу тетю Риту, загнав ее в угол, 
Вы мне не дарите, пожалуйста, кукол.
Подарите мне тигренка полосатого удивленного, смышленого, усатого!...

(с) автора не знаю

сиди и не чирикай

Сегодня впервые этой осенью на траве я увидела иней.
Там, где выглянуло солнышко, он уже растаял. А в теньке - зеленая трава похожа на зимний лес в миниатюре. Жаль, фотоаппарат с собой на собачью прогулку не взяла. )

Ванька бегает, бегает (собака моя то бишь), присядет, и как солнышко ;)) отогревает траву своим теплом )))
Смотрела я на это, и вспомнила притчу.

"Как-то в лютый холод замерзал на дороге маленький воробей.
По дороге шла корова, задрала хвост и шлепнула на воробья свою горячую лепешку. Сидя по голову в дерьме, воробей отогрелся и на радостях громко зачирикал. Пробегала мимо кошка, услышала , схватила воробья и съела.

Мораль: Не всяк тот враг, кто тебя обгадил,и не всяк тот друг, что тебя из дерьма вытащил!!!
>>1. А уж если попал в дерьмо, то сиди и не чирикай!
>>2. А уж если тебе хорошо и тепло, то сиди и не чирикай!"

А еще нашла то же в стихах. Супер!

Зима. Мороз. Свои растратив силы,
Закоченев, воробышек упал.
Корова мимо шла, блин уронила -
На воробьишку теплый блин попал.
Чуть отогревшись, ошалев от счастья
(Пусть весь в дерьме, зато совсем живой!)
И снова ощутив, что жизнь прекрасна,
Чирикнул воробьишка молодой.Но где-то рядом котик не дремал
И мягкой лапкой с острыми когтями
Воробышка он из дерьма достал -
И тут же съел. Со всеми потрохами.
А где мораль? - Здесь целых три морали:
Не всяк тот враг, кто на тебя насрет;
Не всяк тот друг, кто, не боясь фекалий,
Тебя из них вытаскивать начнет;
А третья - вовсе дань природе дикой:
Попал в дерьмо - сиди, и не чирикай.

"Не кричи, волки!"

Разбирала книги (готовлю их к переселению в новый дом))) и наткнулась на любимую свою книжку: Фарли Моуэт "Не кричи, волки!"
Написана она канадским писателем, биологом, этнографом аж  в 1963 году. У нас издавалась в 68-м, 81-м и 92-м годах.
Вот в 1992 г. я ее и купила - в Мурманске!!!
Мы тогда ходили в поход в Хибины с преподавателем биологии. Мы с этим учителем много куда ходили. Это был последний поход, потом уже выпускной класс. В самом конце похода у нас был целый день в Мурманске, где многие поперлись в книжный (будто в Москве магазинов мало))) и по совету Борисыча (так мы за глаза называли учителя - Бабенко Е.Б) купили эту книжку.

Ни разу! не пожалела об этой покупке. Перечитывала книгу и тогда, в 16, 17, 20 лет, и позже, и вот теперь.
В книге рассказывается о том, как молодой биолог (авто пришет о себе) изучал образ жизни волков в тундре, в естественной среде.
Он наделяет своих подопечных именами, наблюдает, как у них растут детки. Он должен (задание обязвает) изучить, чем питаются эти животные. Пытается ставить эксперименты над собой, питаясь, как они.
Все  написано с такой теплотой к животным - мне очень и очень близкой, ведь я готова завести зоопарк в своем доме, и лишь здравый смысл (да не мой, а мужа) не дают мне этого сделать. ))) Много юмора, иронии, много самоиронии. 

Советую от всей души!!!
В поисковике вы найдете, где скачать книжку. Не буду тут рекламировать кого-то конкретно.

А вот кусочек книжки покажу.

***

<...>Предосторожности, принятые мной для сохранения покоя волков, оказались излишними. Если мне понадобилась неделя, чтобы трезво оценить характер волков, то они меня раскусили с первой же встречи. Не скажу, чтобы с их стороны наблюдалось явное неуважение к моей особе, но звери как‑то умудрялись не только игнорировать меня, но и не обращать внимания на сам факт моего существования‑признаться, это все‑таки обидно.

По чистой случайности я раскинул палатку шагах в двадцати от одной из главных троп, по которой волки уходили на охоту и возвращались со своих угодий, лежавших на западе. Через несколько часов после моего переезда на тропе показался волк, державший путь к себе домой. Он возвращался с ночной работы, устал и стремился поскорее добраться до постели. Волк поднимался по тропинке, шедшей в гору, и находился от меня не более чем в сотне шагов; голова его была опущена, глаза полузакрыты, казалось он глубоко задумался.

Ничто в нем не напоминало то на редкость чуткое и осторожное существо, каким рисет волка вымесел. Напротив, он был настолько чем‑то поглощен, что, вероятно, так и не заметил бы палатку, хотя проходил совсем рядом с ней. Но я вдруг задел локтем чайник, и тот звякнул. Волк поднял голову и широко открыл глаза, однако не остановился и не прибавил шага. Быстрый взгляд искоса — вот и все, чем он меня удостоил.

Правда, я не стремился привлекать особого внимания, но от такого полного пренебрежения мне просто становилось неловко. На пртяжении двух недель волки почти каждую ночь пользовались тропой, проходящей возле палатки, но никогда, если не считать одного памятного случая, они не проявляли ни малейшего интереса ко мне.

К тому времени, когда произошло упомянутое событие, я уже немало узнал о своих соседях. Выяснилось, например, что они вовсе не бродяги‑кочевники, какими их принято считать, а оседлые звери, и к тому же хозяева обширных владений с очень точными границами.

Территория, составлявшая собственность наблюдаемой мной семьи волков, занимала свыше двухсот пятидесяти квадратных километров; с одной стороны она была отделена рекой, но в остальных направлениях не имела четких географических рубежей. Тем не менее границы существовали, и очень ясно обозначенные, разумеется, на волчий манер.

Тот, кто наблюдал, как собака на прогулке оставляет свои визитные карточки на каждом подходящем столбе, уже догадался, каким способом волки отмечают свои владения. Примерно раз в неделю стая совершает обход «фамильных земель» и освежает межевые знаки. Подобная заботливостьв данном случае, очевидно, обьяснялась наличием еще двух волчьих семейств, чьи «поместья» примыкали к нашему. Впрочем, мне ни разу не пришлось быть свидетелем разногласий или драки между соседями. Поэтому все дело, по‑видимому, сводится просто к трагедии.

Так или иначе, но, убедившись в наличии у волков сильно развитого чувства собственности, я решил воспользоваться этим и заставить их признать факт моего существования. Как‑то вечером, когда волки ушли на ночную охоту, я сделал заявку на собственный земельный участок площадью около трехсот квадратных метров, с палаткой в центре, который захватил отрезок волчьей тропы длиной примерно в сотню метров. Что‑бы гарантировать действенность заявкт, я счел необходимым через каждые пять метров оставлять знаки владельца на камнях, покрытых мхом кочках и на клочках растительности — по всей окружности захваченной территории.

Застолбить участок оказалось труднее, чем я предполагал. На это ушла большая часть ночи; пришлось часто возвращаться в палатку и выпить неимоверное количество чая. Но к утру, когда охотники обычно возвращались, все было готово. Чувствуя себя несколько изнуренным, я прилег в палатке в надежде немного отдохнуть и одновременно проследить за результатом.

Долго ждать не пришлось. В 8.14, как значится в моем дневнике наблюдений, из‑за увала появился вожак стаи. Как всегда сосредоточенный, он, по своему обыкновению, даже не соизволил взглянуть в сторону палатки. Но, поравнявшись с местом, где граница моих владений пересекла его путь, волк резко остановился, словно наткнулся на невидимую преграду.

Нас разделяли каких‑нибудь пятьдесят метров, и в бинокль мне было отлично видно, как выражение усталости сменилось у зверя сильнейшим замешательством. Осторожно вытянув нос, волк принюхался к одному из помеченных мною кустиков. Он, казалось, никак не мог сообразить, что следует предпринять. После минутной растерянности волк отошел на несколько шагов и только тогда наконец взглянул на палатку и на меня.

Это был долгий, изучающийся, очень внимательный взгляд.

Но после того как я добился своей цели и заставил волка обратить на себя внимание, мне в голову пришла тревожная мысль: не нарушил ли я по поведениюкакой‑нибудь важный волчий закон и не придется ли теперь расплачиваться за собственную опрометчивость? Вот когда я пожалел, что не захватил с собой оружия, — взгляд волка становился все болеепристальным, глубоким и жестким.

Меня это начинало нервировать. Я и раньше‑то не любил игры в гляделки, а тут еще против меня выступал такой мастер. Взгляд желтых глаз становился все свирепее, все злее; тщетно старался я принудить волка потупиться. Положение‑хуже некуда. В отчаянной попытке выйти из создавшегося тупика я громко откашлялся и на какую‑то долю секунды повернулся спиной к противнику, давая ему понять, что нахожу его бесцеремонную манеру — глазеть на незнакомого человека — по меньшей мере невежливой, если не оскорбительной.

Волк, казалось, понял намек и немедленно перестал на меня таращиться. Встав на ноги, он еще раз принюхался к моему знаку и, очевидно, принял решение. Быстро, с уверенным видом он начал систематический обход участка, который я застолбил для себя. Подойдя к очередному «пограничному» знаку, он обнюхал его разок‑другой, затем старательно делал свою отметку на томже пучке травы или на камне, но с наружной стороны. Наблюдая за ним, я понял, в чем моя ошибка, вызванна невежеством: волк ставил свои знаки крайне экономно и смог проделать весь круг не разу не заправляясь, или, если слегка изменить сравнение, на одном баке горючего. Через каких‑нибудь пятнадцать минут операция была закончена. Затем волк вышел на тропу там, где кончались мои владения, и рысцой пустился к дому, предоставив мне пищу для самых серьезных размышлений <...>


home

(no subject)

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?
Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как,-
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..
он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!
Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

(c) В.Маяковский